Стихи

И яблоком медовым нас искушала осень

Две звёздочки — скитальцы —

опять уйдут с рассветом,

багряных листьев танцы —

обряд прощанья с летом.

 

И сломанной подковой

в ночь кто-то месяц бросил,

и яблоком медовым

нас искушала осень.

 

И облака летели

гусиной стаей к югу,

и жёлтые метели

толкали нас друг к другу.

 

Душа хранит и память —

всё не бывает вечным…

ты улетела в замять

берёзовым сердечком.

 

Валерий Мазманян

Дождей поймала паутина

Июль последние недели

дождей разматывал мотки,

на встречу с августом надели

рябины красные платки.

 

И бликом солнечным на травы

упал цветущий девясил,

ни золота листвы, ни славы,

тебя — я у судьбы просил.

 

Пусть память много накрутила…

всего две строчки напиши —

дождей поймала паутина

две одинокие души.

 

Валерий Мазманян

И тени кружева плели из света

Смотрели василёк и подорожник,

как бабочек прогнал с поляны дождик,

макушку целовал ромашке рыжей

и мял ей накрахмаленные брыжи.

 

Лениво тучи уползли на север,

дрожал насквозь промокший русый клевер,

дышала тяжело листва густая,

и день отлёта знала птичья стая.

 

Пчела гудела — скоротечно лето,

и тени кружева плели из света,

слетались голуби, просили хлеба…

а в лужах твой двойник касался неба.

 

Валерий Мазманян

Ушла за дальний лес гроза

Забрали серебро реки

с собой две тучи в дальний путь,

и стайкой бабочки вьюнки

на травы сели отдохнуть.

 

Ушла за дальний лес гроза,

берёза воскресила тень,

и голубая стрекоза

несла беспечность дня и лень.

 

Прощала ты мои грехи,

прекрасна сладость летних грёз…

и солнце в веточках ольхи

манило пчёл, как абрикос.

 

Валерий Мазманян

Лечим душу

Когда-то я вернусь туда

/гудящих пчёл возьму, как свиту/,

где сны свои хранят ракиты

в овальном зеркале пруда.

(далее…)

Мы рвали звёзды гроздьями

Травой ложился скошенной

у ваших ног, хорошая,

летел листом осиновым

за вами вслед, красивая.

 

Пылала осень поздняя,

мы рвали звёзды гроздьями,

и в омут ночи падали

цветными листопадами.

 

Чужие судьбы правите,

а у меня на памяти —

в оконной синей проруби

два облака и голуби.

 

И радость, и печали врозь…

а я — ночной незваный гость,

напившись воздуха весны,

опять прошусь в чужие сны.

 

Валерий Мазманян

 

Манит пчёл кудрявый клевер

Манит пчёл кудрявый клевер,

одуванчик свято верит —

седина его волос

от коротких летних гроз.

 

Руки нежные обнимут:

грозовые тучи — мимо,

капли чистой синевы —

васильки среди травы.

 

Полем пьяным от росы

можно к небу, но босым,

пять минут — всего пути,

если под руку идти.

 

Скоро ляжет листьев медь,

а сейчас давай смотреть

в мир сквозь крылья стрекозы

до восторженной слезы.

 

Валерий Мазманян

Шмели гудели про июнь

В траву с плеча упала шаль

из пуха тополей,

от слов твоих «мне очень жаль»

душе ещё больней.

 

И вместо неуместной лжи —

один безмолвный всхлип,

и пчёлам голову кружил

дурман цветущих лип.

 

И бабочки ловили сны

густой травы у ног,

а тень от бронзовой сосны —

начало всех дорог.

 

Шмели гудели про июнь…

где разошлись следы,

там  одуванчик — белый лунь —

летит на свет звезды.

 

Валерий Мазманян

У клевера русые кудри с утра растрепал ветерок

Оставь разговор этот нудный

про судьбы и выбор дорог,

у клевера русые кудри

с утра растрепал ветерок.

 

Не сетуй — не всё, как хотели,

а грусть — не признанье вины,

снега тополиных метелей —

июньское эхо зимы.

 

И сонное небо тревожит

на солнце летящая птица…

и день обещает погожий —

хорошее что-то случится.

 

Валерий Мазманян

Сиреневым туманом клевер плыл за летящей стрекозой

Дремоту трав и листьев вялость

с утра тревожили шмели,

три ласточки не зря метались —

грозу от дома увели.

 

И куст сирени тенью мерил

полуденный июньский зной,

сиреневым туманом клевер

плыл за летящей стрекозой.

 

Порхала бабочка-капустница,

не думал клён про листопад,

я верил — мне грехи отпустятся

за нежный благодарный взгляд.

 

Валерий Мазманян