Тащить и не пущать

Есть в экономической науке крайне занимательная теория — «Теорией общественного выбора» называется. Долгое время её отказывались признавать, обвиняя создателей в цинизме. Дескать, нет в Вас ничего человеческого. Но действительность быстро расставила всё по своим местам, и деваться критиканам стало некуда. Признали.

Основная предпосылка этой теории заключается в том, что все люди действуют одинаково. То есть, будучи потребителями, они стремятся максимизировать общую полезность; будучи производителями, стремятся максимизировать прибыль; а будучи политиками, общественными деятелями и т.п., они стремятся извлекать личную выгоду.

Суть в том, что чиновники любого ранга при принятии ответственных решений не сравнивают предельные прибыли с предельными издержками, а напрямую исходят из личной выгоды, т.е. если чиновнику принятие того или иного закона или решения обещает солидное денежное вознаграждение, продвижение по служебной лестнице или недвижимость, он будет участвовать разработке и принятии этого закона.

Так вот, всей ура-патриотически настроенной российской общественности, восторгающейся действиями властей и вопящей в своих блогах, что мы в очередной раз показали гнилому западу «кузькину мать», поставили на место «гейропу», наказали «пшеков», показали прибалтам их реальное место и вставили хохлам по самое не балуйся, хочу дать простой совет: не обольщайтесь, народ. Торговые войны ни к чему хорошему в итоге не приводят. Абсолютное меньшинство, лучше других информированное, наживается на таких войнах, а большинство, т.е. обычный народ оплачивает эти авантюры из своего кошелька. Патриотизм в последних действиях наших министров не просматривается даже под микроскопом.

Запрет на поставки продовольственных товаров, да ещё и в таком масштабе, принятый впопыхах в самый разгар сезона — решение чрезвычайно глупое. Легкомысленное, неаккуратное и деструктивное для всей российской экономики в целом. Впрочем, на обдуманное, тщательно проработанное во всех деталях и созидательное действие отечественные лоботрясы от политики, как кажется, уже просто неспособны. Рубить с плеча, закрыв глаза, — вот в чём они видят своё призвание. В этом они несомненно большие специалисты.

Надежда на то, что освободившееся место полностью займут отечественные производители, прямо скажем, слабенькая. Нет таких мощностей, чтобы в довольно сжатые временные рамки серьёзно увеличить выпуск, да и перезаключить договоры в розничными сетями на новых условиях в ближайшее время вряд ли им удастся. Несомненно, какую-то часть освободившегося рынка российские компании всё-таки займут, но речь нельзя вести даже о двадцати процентах. Зато можно вести речь о грязном заигрывании с патриотическими чувствами обычного человека. Даже самый мелкий российский чиновничек, и тот старается внести свою лепту в дело, «угодное» общественному мнению. Потому как участие в «угодном» деле приведёт к небывалому росту его популярности в обществе.

Красивые, цветастые кричалки наших политиков в духе «Поддержим отечественного производителя!» так и останутся видео-роликами в архивах медиа. Никаких принципиальных подвижек в этом направлении гарантировано не произойдёт. Пресловутая «невидимая рука» рынка, на которую надеются власть предержащие, в российских условиях ни разу не сработала за все предыдущие годы, не сработает она и сейчас. «Золотое» правило Адама Смита применимо только для чисто рыночных экономических систем, с государством в роли «ночного сторожа». Применительно к российской практике разговоры о саморегулирующемся рынке власть использует как успокаивающее средство для народа. Назвать нашу отечественную экономику хотя бы отдалённо напоминающей рыночную язык не поворачивается. Это экономика укрупнения производства и транснациональных корпораций, это экономика лоббизма и отсутствия конкуренции, это экономика коррупции и криминала. В конце концов, это экономика неуклонно снижающейся производительности труда и намеренного использования дешёвой, низкоквалифицированной рабочей силы. Ни один закон, ни одно правило здесь не действует. Хотя… Нет, поторопился! Один закон всё-таки работает: закон «своих» людей. «Свои» люди во властных коридорах отстаивают интересы крупного капитала; планомерно душат средний и малый бизнес всё новыми и новыми налогами; создают очередные административные барьеры для потенциальных «новичков». Осталось ещё квоты ввести для того, чтобы паззл сошёлся окончательно. Российская экономика — это царство абсурда. С одной стороны, многочисленные эксперты и специалисты понимают опасность монополизации экономики, с другой стороны, какую отрасль ни возьми — везде есть явные лидеры: одна, две, максимум — три компании контролирующие более девяноста процентов отрасли, ставящие всех остальных участников экономической деятельности в невыносимо жёсткие условия. И тенденция к укрупнению производства продолжается. Трудности одного отдельно взятого предприятия могут утянуть за собой на дно всю отрасль. В таких условиях крайне опасно принимать популистские макроэкономические решения вроде ответа санкциями на санкции.

Сразу после оглашения первой волны так называемых «аккуратных» контрсанкций знатный российский эвфемист и демагог Д. А. Медведев (вспоминаем и про «военную операцию по принуждению к миру» и о «вежливых людях», вооружённых до зубов) пообещал, что роста цен из-за продовольственного эмбарго не будет, а если «кто-то, где-то, что-то», то «будем пресекать». Но в том-то всё и дело, что рост цен будет. Он просто неизбежен, и г-н Медведев прекрасно об этом знает. Дефицит в потребительском секторе в любом случае возникнет быстрее, чем российские и зарубежные (из числа тех, кому ещё не успели указать на дверь) предприниматели успели бы отреагировать на меры Правительства РФ, будь у них такое желание.

Но откуда ему, желанию то бишь, взяться? Правительство берёт курс на импортозамещение, вдвое девальвирует рубль, малые и средние предприятия смекают, какие конкурентные преимущества им предоставляет государство, заявляют о готовности брать кредиты под расширение производства и… Спустя непродолжительное время ЦБ РФ вдвое повышает ключевую ставку — с 8 до 17 процентов, рубль укрепляется в полтора раза. Это похоже на спланированную операцию по очистке рынка от конкурентов транснациональных корпораций. Удорожание кредита влечёт за собой рост издержек у заёмщика, который они, вполне естественно, включают в себестоимость конечного продукта. Следствием этого становится рост цен, провоцирующий падение потребительского спроса, который, в свою очередь, заставляет малые и средние компании сокращать производство, увольнять сотрудников в надежде (тщетной, надо сказать) выйти хотя бы на самоокупаемость. Денежно-кредитная политика российских монетаристов из ЦБ, оперирующих бездушными математическими формулами и моделями межотраслевого баланса, рискует угробить всё малое и среднее производство. В современных российских условиях ни уравнение И. Фишера, ни системы В. Леонтьева не работают, потому что в российской экономике все решения принимаются исходя из конъюнктуры.

Крупный капитал, вместо того чтобы расширять производство, занимая пустующее после ухода конкурентов места, снижать цены на свою продукцию и в конечном счёте увеличивать прибыль, как это предписывает делать экономическая теория, поступает по-своему: выпуск остаётся практически на неизменном уровне, возможен незначительный прирост, цены устремляются вверх, прибыль — за ними. Владельцы корпораций и крупных производств на данный момент только выигрывают от санкционной войны между Россией и Западом. Выигрывают и чиновники, занимающиеся лоббизмом. Но экономика в целом погружается в стагфляцию: рост потребительских цен на фоне общего экономического спада и роста безработицы. А ведь в высших кругах власти шли разговоры об улучшении «бизнес-климата», о притоке этого, об увеличении того…

Если же предположить, что ценообразование на тот или иной продукт будет контролироваться не самим производителем, а директивно насаждаться сверху, как того требуют сторонники активного вмешательства государства в экономику, платой за это станет снижение качества продукции, а в долгосрочной перспективе — подавленная инфляция. Этот урок мы уже проходили.

Нынешняя система управления российской экономика заработала твёрдый «неуд». Из-за глупых решений ЦБ и депутатов Госдумы в России теперь простаивает в бездействии почти половина всех производственных мощностей,  растёт безработица, скачут цены; экономика оказалась в ловушке. В будущем дела могут пойти ещё хуже. Может сложиться и такая ситуация, когда инвестировать в спекулятивный капитал («играть» на повышение или понижение курса рубля) будет на порядок выгоднее, нежели вкладываться в реальный сектор экономики. Это приведёт к возникновению очередного финансового «пузыря», взрыв которого вполне способен отбросить нашу экономику к уровню начала века.
И какая бы из описанных выше перспектив не реализовалась в будущем, проиграет всё равно конечный потребитель. Он будет просто разорён. Такие дела.

Автор: Рощин Дмитрий

 

Похожие статьи:
Объявления:
 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS