Сушим весла, приплыли!

Река Сакмара, граница Оренбургской области и Башкортостана, деревня Акчура. В августе река убывает – плотина заметно обмельчает когда-то полноводную жилу. Но, собравшись небольшой группой, решаем проплыть на катамаране любимый маршрут. Недолгие сборы, и наше судно отправляется в путь. Неподалеку от деревни, на каменистом пляже встречаем троих — гости из Екатеринбурга: приезжают каждое лето на неделю, как выясняется. Люди на реке знакомятся быстро, вот и теперь новое знакомство рождается парой фраз. Нам не хватает веревки, чтобы как следует зафиксировать палубу для вещей. Гостям огромное спасибо! Снабдили «сокровищем» в шесть метров!

Вода голубеет меж зеленеющих гор и палящим августовским солнцем. Нас нисколько не смущает частая необходимость сходить в реку и протаскивать катамаран по мели. Куда большее внимание привлекают оголившиеся коряги на поворотах сузившейся реки. Течение, к слову, осталось приличным, да и дно предательски убегает в самый неподходящий момент. 

Плыть немного – восемнадцать километров до деревни Чураево, там и лагерь планируем разбить. Шестнадцать километров прошли отлично: и находились и нагреблись вдоволь. Но вот перед самой деревней приходится выйти на берег. На повороте река подготовила неприятный сюрприз – мощное течение, высохшее дерево, принесенное с верховьев, да мель. Выхожу на берег посмотреть, что за поворотом. В мелкой гальке за мной тянется тонкий след. Уже возвращаясь к катамарану, замечаю на берегу что-то странное: огромные вмятины, будто бы боксерскими перчатками сделанные. Умещаю в них оба своих ботинка, да и шаг между следами приличный: метр, а то и больше! Уж не косолапый ли тут ходил? До самого Чураево ничего ребятам не рассказываю. Да и откуда медведи в этих краях? 

Лагерь разбили быстро, девчата на костре что-то готовить начали. Сумерки сгущаются мгновенно, темнота отвоевывает пространство, погружая леса, берега да и саму реку в неизвестность. И вот уже спустя два часа, сытые и довольные, мы обсуждаем прошедший день, вспоминаем былые подвиги, как говорится. Вдруг мощный рев раздается неподалеку на другом берегу. Вскоре беспокойно, наперебой, начинают заливаться деревенские собаки. Кажется, хозяин таинственных следов решил пожаловать собственной персоной!

Медведь идет к деревне, местные пытаются пугать его: подъезжает машина и тут же девушки и парни криками знаменуют лесному жителю, что дороги в деревню ему нет. Не теряемся и мы, в ход идут кастрюли, гитара, сильнее разжигаем костер. Кажется, бурый повернул назад. Видим на другом берегу свет фар, собаки побежали по лесу. Рев уходит дальше. Мы разбили лагерь в метрах пятистах от деревни вниз по течению. Между лагерем и деревней березовая роща, когда-то высаженная местными жителями. Медведь ушел, а напряжение осталось. Возникает закономерный вопрос: стоит ли плыть дальше. Судя по всему, бродит голодный медведь. Стал бы он выходить к деревни без нужды? Да и не подранок ли это? Следующая ночевка планируется через двадцать четыре километра, где поблизости нет деревень, сотовая связь работает с перебоями.  

Час ночи. Пора ложится спать. Утомленный жарким днем и беспокойным вечером иду к палатке. Ребята остаются у костра. Не проходит и десяти минут, как я удобно устроился в спальнике, — пронзительный рев раздается со стороны березовой рощи. Над лагерем нависает тишина, слышно как трещат в костре дрова. Медведь перебрался на наш берег и теперь бродит совсем рядом. Сердце уходит в пятки. Неужели шум не отпугивает зверя, а наоборот, привлекает?

Ко мне в палатку влетает вся группа. Решаем отсидеться в тишине. Мысль напряженно работает: что делать? Катамаран поднят на крутой берег, до деревни плыть недолго, но в темноте можно попасть под поваленные деревья. К тому же на пути небольшой перекат. Через рощу идти опасно — непрошеный гость может быть где угодно. Выжидаем. Рев , кажется, стал отдаляться. Собаки в деревне так и не успокаиваются. Снова слышим проезжающий автомобиль. Как бы не спугнули зверя в нашу сторону. Решаем подниматься по реке к домам. За считанные минуты спускаем катамаран на воду, отчаливаем и в кромешной темноте пробираемся вверх.

Неожиданно с берега что-то обваливается. Весла замирают над водой, сердце останавливается, у всех одна мысль… Но далее тишина. Может быть земля обрушилась с крутого берега, может лещ стукнул по воде хвостом. На перекате тащим катамаран чуть ли не на руках, ноги промокли, а ночь, надо сказать не теплая. Бросаем катамаран на берегу и подбегаем к дому на окраине деревни. Должно быть, это заброшенная лесопилка. Стекла выбиты, двери заперты заржавевшими амбарными замками. Лезем внутрь через окно: приходится подсаживать ребят на спину, окна высоко. Три часа ночи. В амбаре холодно. Собаки все так же заливаются. Хочется спать, но особо на стульях, которые мы здесь нашли, не поспишь. Выглядываю в окно. Медведя не слышно, на небе луна будто кровью налилась. Так и промаялись до пяти часов утра.

Когда собаки умолкли, выбрались на улицу. Изо рта пар валит. Спасибо местному старику, отвез все вещи из лагеря на остановку. Когда несли через деревню катамаран, ни одна собака не гавкнула вслед. Видимо, утомились, как и мы. Уже трясясь в старом пазике, начали шутить над всем происходящем. Но каждый понимал, что природа указывает свои правила, и правила эти могут быть жестокими.

 

Похожие статьи:
Объявления:
 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS