Поэма о религии

Мы живём в свободной стране. Не платим за воздух. В наши головы пока что не залазят слишком нагло и явно (только украдкой и на цыпочках). В нашей стране – свобода вероисповедания.
Но так ли это?

Я не принадлежу ни к одной из религий. Во мне временами расцветает вера, однако сорняк разума пожирает её нежные стебли. Я не ношу на себе крест, не молюсь  бумажной иконе, религиозные праздники проплывают мимо меня разноцветными балаганами.

Чёткое осознание окружающего мира или потерянность души?

Зачем человек оббивает порог церкви, целует икону (или воздух над нею), ставит свечи, крестится тремя пальцами? Вниз, вправо, влево…

***
Я пытаюсь объяснить необходимость церкви как психологическую помощь индивиду, не способному встать на ноги самостоятельно (и поэтому он встаёт на колени).

В минуты совершеннейшего отчаяния ищешь поручень, ищешь плечо, спинку стула, стенку, за которую можно зацепиться пальцами. Наверное, в такие моменты и идёшь к золотистым куполам, которые блестят фантиками.
Человек разумный, но слабый в своей беспомощности. В своём желании избавиться от греха ты перекладываешь вину на плечи своего бога, не желая привести в порядок рацио. Ты идёшь на звон колоколов, ибо думаешь, что именно там, так и не иначе найдёшь путь к священной ИСТИНЕ.

Но не сам ли ты должен найти его, этот путь, эту еле заметную тропинку? Жизнь прожить – не поле перейти. Жизнь – это дремучий лес, непролазные заросли, высокая трава. Проберёшься сквозь неё – выживешь. А легче ведь с богом в сердце да куском металла на шее.

Нет, это эссе не направлено против божественного начала, вероисповеданий и прочего. Это попытка понять, какова функция религии.

***

Тяжелее всего понять, где искать ВЕРУ (надежда и любовь пока что останутся в стороне).

Польский поэт Ян Твардовский писал:

Я не пришёл Вас обращать

В конечном счёте у мене из головы повилетали

Все мудрые проповеди

Уже давно я избавился всякого блеска

Как медлительный герой совсем не похожий на героя

Я не стану к Вам цепляться как репейник

Расспрашивая что Вы думаете о Мэртоне

И не буду подпрыгивать дискутируя как инлюк

С красным пятном на лбу

Не стану красавцем как селезень в октябре

Не прикажу лить слезы будто во всем признаюсь

Не буду Вам капать в ухо святую теологию ложечкой

Просто сяду возле Вас

И доверю свою тайну

Что я, священник,

Верю Богу как дитя («Объяснение», 1963, 1980)

Делая не-литературоведческий анализ этого стихотворения, хочется сразу обратить Ваше внимание на противопоставление: святая теология и вера – детская, наивная, безропотная. Капать ложкой богословие. Вбивать в голову куски из Библии (которую, кстати, большинство религиозно-правильных и не читали толком). Десять заповедей и семь грехов, полное неведение исходного текста (почему-то запомнились только проповеди). Ян Твардовский, который посвятил богослужению около пятидесяти лет, говорит о том, что он забыл свою «блестящую проповедь», он, который знал наизусть и библию, и «биографии» святых.

Так может вера живёт там, где её никто не побеспокоит, не спугнёт, как трусливого зверька? Дескать, экзотическое животное завелось в сердце, но не грызёт его, а напротив, греет мягкой шерстью. Вера рождается в одиночестве, мерцает сверчком, боясь разгореться слишком ярко.

Религия – это лестница, ведущая к богу. По крайней мере, так должно быть. Однако, щербатые ступени ввергают прихожанина в страх, он думает, что ему никогда не пройти по ним, не подняться до вершины. Человек теряет веру.

Думаю, что главная проблема – это невозможность обратится к богу напрямую. Обязательно нужен посредник, проводник, не ручающийся за то, что путь будет коротким, что на тропе будет мало камней.

Однако, если человек может отказаться от услуг такого гида, это означает только то, что он летит на крыльях свободного выбора, своей веры, а не ползёт, сдирая кожу с коленей в многочасовой молитве. Ибо путь к истине выбираем мы сами.

 

Похожие статьи:
Объявления:
 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS