Пентаграмма

… А потом, когда мои войска будут штурмовать последний оплот, я буду там, рядом с моими воинами. Но что это? Кто режет взвод за взводом? До боли знакомый взгляд, да, это именно он, его я спутать не мог и пентаграмма…Та самая пентаграмма, подобная той, что висит у меня на шее… Ну что ж, ваше благородие Император, этот бой вы должны принять со своей армией, ибо больше никто не сможет помочь ей одержать последнюю победу в битве за мир. Я устремляюсь вперёд, чёртовы португальцы лишь отлетают в разные стороны, пули обходят меня, ведь всем им невдомёк, что им меня не убить. Лишь хозяину второй пентаграммы это посильно, равно как мне посильно убить его, вернее её. Вот мы наконец встретились! Знакомый голос прокричал: «Тебе не сделать этого! Тебе не притворить твои планы в жизнь! Я, Ася,  тебе этого не позволю!». Мне нечего было на это ответить, я лишь злобно ухмыльнулся и ринулся вперёд, благо сегодня мне есть за что умирать. Вспышка! Чёрт! Мои глаза! Изображение искажено на ладони капает кровь из глаз и лишь злой голос: «Я тебе не позволю! Слышишь?! Не позволю!», я понимал её. Ей тоже есть за что умирать… Но сегодня Россия должна стать полноправной владыкой мира. Я должен стать полноправным его владельцем. Я решился на отчаянный шаг. Движение руки и моя пентаграмма перевернулась. Одна мысль и шнурок на её шее обрывается, латунную звезду поглощает земля, а она падает замертво. О, эта двойственность. Российский флаг реет над Лиссабоном и она, некогда моя лучшая подруга, лежит без дыхания и её сердце больше не бьётся. А ведь когда-то я предлагал ей вместе покорить мир, жила бы себе да жила, но… Видимо не суждено. Се ля ви…
Нет, теперь это не просто двойственность. Это чувство, оно сильнее тоски. Эта задумчивость, эта неуверенность. Неужели всё это стоит того? Почему я не задумывался об этом, когда по моему приказу Базель был стёрт с лица Земли? 170 тысяч человек стали лишь пеплом ядерного удара. Сколько человек погибло за всё время моей войны, но это осознание пришло ко мне только после одной смерти. Её смерти. Чёрт, а ведь казалось совсем недавно мы с нашей старой школьной компанией гуляли на День Города, а она сидела на коленях нынешнего премьер-министра Российской Империи.
Стук в дверь. «Войдите!», отвечаю я. В кабинет вошёл премьер министр: «Лёгок на помине. Что у вас?», абсолютно серьёзно и нетипично для себя ответил я. Он понял, что что-то не так, он был единственный кто действительно хорошо знает меня.
— Что стряслось? Мы победили! Какого чёрта ты здесь сидишь? Выходи на трибуну! Весь мир ждёт от тебя речи!
— Я был в Лиссабоне… Там, во время штурма города
— Ну и?
— Она там была
Его глаза наполнились тревогой, он знал о ком я говорю. Все эти годы с того момента, как она ушла от него, после нашего решения начать войну, он оставался верен только ей.
— Как это была?
— Я увидел её в рядах Альянса, она сражалась на их стороне?
— Не томи! Что там произошло?!
— Я дал ей бой, мне пришлось, я не мог допустить, чтобы с её подачи альянс одержал победу
Он посмотрел на меня так, как в последний раз смотрел в глаза президенту Франции, прежде чем застрелить его, ещё бы, ведь этот ублюдок вырезал всю русскую общину ещё до того, как Имперская Армия подошла к их границе. Я ожидал чего угодно, но он лишь сказал «Всего хорошего, Ваше Превосходительство.» и ушёл в свой кабинет. Я остался сидеть за столом, но нет, это не может длиться вечно. Выйдя из своего кабинета, я направился в правое крыло, где заседал премьер-министр. Вот его кабинет. Выстрел! Какого чёрта?! Что происходит?! Пытаюсь открыть дверь, но она заперта изнутри! Удар и кабинет больше не закрытый. За столом, в своём кресле сидит мой лучший друг. В его руке пистолет, некогда подаренный мною, а в голове дырка. Я предвидел это, я знал это, чёрт возьми! Я знал, что не стоит говорить ему! Знал… Мой последний союзник, с которым я бок о бок прошёл этот путь. С которым я принимал все решения, которому я обязан победой в этой войне, мёртв… В этот момент, в кабинете Артёма я познал истинную суть апофеоза войны. Да что там, истинную суть любой войны!. Но… Уже ничего не исправить. Они не единственные жертвы моей кампании. Сейчас мне нельзя падать духом, я нужен своей стране, моей стране нужен тот, кто продолжит моё дело, кто удержит её. Я достал свой телефон и сделал звонок. «Евгений? Через час жду тебя в Петропавловской Крепости, твой черёд продолжить моё дело настал!»
Конец.

© Эта статья опубликована в интернет-журнале http://setevoy.net. Копирование и публикация статей журнала на сторонних сайтах запрещена!

 
Объявления:


 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS