Николай II Часть II

В России есть традиция (или, вернее, закономерность), особенно ярко проявившаяся в XIX веке. Закономерность заключается в том, что на смену авторитарному правителю приходить правитель либеральный. И наоборот. Начался XIX век с Александра I, который хотя и отступил от реформ во второй половине своего правления, но некоторые важные (и весьма либеральные по духу) преобразования сделал (знаменитый Указ о вольных хлебопашцах, отмена крепостного права в Прибалтике, дарование Конституции Польше и др.). На смену ему пришел Николай I со своим Третьим отделением и «чугунным» Цензурным Уставом. Затем на престоле появился Александр II с Великими реформами (в том числе с Крестьянской реформой, которая освобождала крестьян от крепостной зависимости). И, наконец, воцарился Александр III, политика которого настолько отличалась от политики отца, что его преобразования получили название Контрреформы (совершенно отвратительное явления в нашей истории, которое было одной из предпосылок революционных потрясений начала XX века). И вот, следуя этой логике, можно было ожидать, что политика Николая II будет либеральной. Но не тут-то было! Верный памяти почившего родителя Император не просто не стал проводить никаких мероприятий, направленных на решение назревших в обществе проблем (начиная от рабочего и крестьянского вопросов и заканчивая национальным), но и вообще самоустранился от управления страной. Нельзя сказать, что он вообще ничего не делал — делал, конечно, но в основном его деятельность сводилась к присутствию на военных парадах (это видно даже из его собственного дневника). Вы спросите — ну а как же ВВП? Оно же росло! Безусловно, ВВП росло, но это не заслуга Императора — это заслуга хорошего урожая и активно развивающейся на тот момент в России промышленности. Экономический рост в России начался еще при Александре III, и был скорее, естественным процессом, чем неким экономическим чудом, тем более, что происходил он на фоне экономического подъема практически всех Европы, а также Японии и США. Немалую роль сыграли реформы Витте (введение золотого стандарта, установление винной монополии государства, массовое привлечение иностранных инвестиций в страну, активное строительство железных дорог и т. д.). Но реформы экономические, как правило, требуют реформ политических. Ну это просто закономерность такая. Вот только Николай II, уже нарушивший одну закономерность, решил нарушить и еще одну: одобряя экономические реформы, которые в общем-то двигали страну в сторону здорового капитализма, он всячески противился ликвидации феодальных пережитков, которые… Ну понятно, короче, куда они страну двигали. Выкупные платежи, отрезки, крестьянская община, круговая порука, малоземелье крестьян, сохранение помещичьего землевладения — все это в значительной степени препятствовало аграрному развитию в России. Не видел Николай II и смысла в решении рабочего вопроса (а решать было, что: ужасные условия труда, низкие зарплаты, постоянные штрафы и увольнения, подавление любых проявлений недовольства со стороны фабричной администрации, слишком долгий рабочий день и т. д. и т. п.). В данном вопросе Николай II почему- то отошел от курса своего отца (при Александре III  в России появилось фабричное законодательство, которое регулировало деловые отношения между рабочим и работодателем, запрещало ночной труд женщин и малолетних детей и многое другое). Почти все политические партии (кроме Октябристов и монархистов), появившиеся в России в начале XX века выступали за восьмичасовой рабочий день. В полной мере это требование так и осталось невыполненным вплоть до свержения Николая II. Сюда стоит прибавить национальный вопрос (и дело тут не только в евреях, которым приходилось жить в т. н. черте оседлости, но и вообще в национальных и религиозных меньшинствах, которые не были уравнены в правах с большинством населения и нередко подвергались гонениям). Ну и наконец об отношениях власти и интеллигенции. Сейчас любят говорить: интеллигенция всегда против власти, потому что это модно. Да нет, интеллигенция всегда против власти, потому что власть у нас обычно хреновая, а на пресловутый популизм интеллигенция не ведется. Между тем, эта крайне тонкая прослойка населения всегда выступала за такие простые вещи, как политические и гражданские права и свободы, социальная справедливость, независимость культуры от власти, etc. Так было и в николаевское царствование, когда общество все еще было поделено на сословия, существовал цензурный гнет и правительство было совершенно оторвано от народа. Представители интеллигенции всеми силами старались донести до мысль о необходимости перемен, но в ответ получали лишь репрессивные меры (увольнения профессоров из университетов, ссылки, преследования, травлю). Из всего этого формировалось революционное движение, ядром которого была наиболее просвещенная часть общества, желавшая лишь создания справедливой системы управления страной. Иными словами, самодержавие давным давно себя изжило, и от Императора зависело будет ли переход от монархической системы к республиканской безболезненным и естественным… Но Императором был Николай II.

В принципе, его можно понять — он всю жизнь был окружен ретроградами. Одним из таких ретроградов был министр внутренних дел Вячеслав Плеве. Ярый противник либерального Витте, выступавшего за реформы, он наконец-то добился отставки последнего. Добился он и ликвидации такого явления, как «зубатовский социализм», который позволял в известной мере правительству если не контролировать, то пристально следить за революционной деятельностью в стране. Как итог, неизбежная революция. Но Плеве все-таки должен был понимать, что в обществе растет недовольство и с этим нужно что-то делать. И Плеве предложил следующее решение — маленькая победоносная война, которая должна была вызвать всплеск патриотизма у русского народа и отодвинуть на задний план все насущные проблемы. Этой войной и была Русско-японская война. В защиту самодержавной власти можно сказать лишь то, что не она начала эту войну. Но она сделала все для того, чтобы эта война началась. Крайне агрессивная экспансия России на Восток шла в разрез с национальными интересами Японии, но царское правительство не соглашалось ни на какие компромиссы. Ввод русских войск в Маньчжурию, аренда Ляодунского полуострова и создание Порт-Артура, русской военно-морской базы на Востоке раздражало Японию и подталкивало к военному решению вопроса. В то же время Россия к войне была совершенно — об этом Николаю еще в 1902 году доложил Витте, совершивший поездку на Дальний Восток. И что же было сделано за два года после доклада Витте? Ничего. Даже железную дорогу до Порт-Артура, необходимую для быстрой доставки войск, амуниции, продовольствия и прочего, не достроили (это, кстати, стало одной из причин поражения в войне). Не хочу говорить о талантах командующих в этой войне, потому что напрямую к Николаю это не относится. Тем более, что Главнокомандующий Куропаткин, проигравший все сражения этой войны, был очень хорошим военным министром и сделал многое для модернизации российской армии (видит Бог, она в ней нуждалась).

Война стала еще одной причиной разразившейся в 1905 году революции (помимо всех накопившихся в российском обществе проблем, перечисленных мною выше). В последнее время любят говорить: вот-де это буржуазия хотела свалить царя, а потому финансировала революционеров. Отчасти это действительно так, но вы уж ребят определитесь за кого вы. За царя, при котором начала развиваться та же самая буржуазия или за большевиков, которые уничтожили и царя, и буржуазию. И первая русская, и Февральская революции по своей сути были буржуазно-демократическими, и если бы хотя бы одна из них оказалась полноценно успешной, то мы бы сейчас жили в совсем другой стране. Но… история не терпит сослагательных наклонений! К сожалению.

Эта революция началась с расстрелянной манифестации рабочих в Петербурге (волей судьбы, 9 января — это мой день рождения) и закончилась роспуском II Государственной Думы (так учат нас учебники истории). Лично я считаю, что она закончилась вместе с окончанием Гражданской войны (потому что именно тогда пропала последняя надежда на превращение России в реальную демократическую республику с капиталистической экономикой) и реинкарнировалась в Беловежских соглашениях и шоковой терапии. Семьдесят лет отката от естественного процесса развития лежит на совести не только Ленина и Сталина, но и на совести Николая II. Почему? Да потому что он сделал все, чтобы подавить революцию! Естественную, правильную, судьбоносную во всех смыслах революцию 1905 года! Подавлял он ее лишь для того, чтобы защитить свою власть. Как хороший христианин он вообще-то должен был понимать, что власть, как и все в этом мире, явление преходящее.

© Эта статья опубликована в интернет-журнале http://setevoy.net. Копирование и публикация статей журнала на сторонних сайтах запрещена!

 
Объявления:


 
Один комментарий к статье “Николай II Часть II”
  1. Sofya Akhromova :

    Что же за естественный путь? Скажите, пожалуйста.
    Если бы не большевики, нас бы как гос-ва уже не было бы просто.

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS