Момент истины

Можно ли делить людей? Делить на умных и глупых, красивых и некрасивых, здоровых и больных? Знаю, вопрос кажется глупым, но ответы будут разные и неоднозначные. То, что мы родились людьми, уже уравнивает нас в правах. А уж какими мы родились – вопрос второстепенный. В моем эссе речь пойдет о людях с ограниченными возможностями (как мы привыкли их называть). Когда рождается человек, судьба наделяет его особым талантом и дает особое предназначение. Так происходит со всеми людьми без исключения. «Какое же особое предназначение, а тем более уж талант у людей с синдромом дауна?» — выразилась моя бабушка, услышав от меня эту мысль – «Они же как овощи». Она мыслит стереотипом. Она, ничего о них не зная, говорит так, как об этом слышала. Да, они не такие, как мы. Они другие. А если другие, то это уже что-то страшное, ненормальное, плохое. А ведь это совсем иначе. Мы видим многое вокруг, а заглянуть в это не пытаемся. И о том, что видим, мы составляем свой стереотип, не ныряя в него глубже.

Костёр горел, и пламя пело
О Солнце и о гордости людей.
И голова моя горела
От горечи прожитых дней.
Мне скоро девять.Это вечность
В сравненье с временем костра.
Но он согрел людей.
А я?
Немая, неумелая,
От мира за стеной.
Зовётся аутизмом
Недуг проклятый мой.
Неужто одиночество –
Судьбой мне до конца
И в пепел превращусь я,
Не согрев сердца?…
Костёр заплакал, догорая.
С поленьев капает смола.
И плачу я. Ведь дорогая
Цена безмолвья. Боже, дай слова!

Соня Шаталова. 9 лет. Аутизм.

Этот стих написал ребенок, которого принято считать инвалидом. Ей девять. Про таких, как она говорят: «Они обуза», «Они не нужны обществу», «Они все равно ничего не понимают». Скажите после этого, что они ничего не понимают! Они чувствуют больше, чем мы. Они все понимают.

Другая жизнь, вторая Я.
Ваш мир мне видится иначе.
Вторая Я у вас своя,
А первая в нём горько плачет.

Соня Шаталова

Не так давно мне пришлось стать свидетелем одного разговора. Разговора между журналистом и тридцатилетним парнем с синдромом дауна. На вопрос «Кого ты любишь» он ответил: «Всех люблю. Маму люблю, папу. Ты сидишь передо мной, я и тебя люблю». А Вам легко любить всех? Легко ли Вам искренне любить тех, кто смеется над вами, кто делает вам больно? «Когда мы с Андрюшей едем в метро, подростки не упускают возможности задеть его, посмеяться над ним. И он с радостью отвечает им. Думаете, отвечает оскорблением? Нет. Он улыбается им. Он радуется тому, что они радуются, не видя в этом того, что скрывается за их смехом.» — рассказывает его мама. Такое поведение нам не свойственно, чуждо. Такие уж мы есть: заключенные в рамки, ОГРАНИЧЕНЫ своими эмоциями. Они же – нет. Эти люди наделены особыми способностями – не видеть зла вокруг, чего не можем мы. Им нужно немножко больше заботы и внимания, они же в свою очередь подарят Вам свое тепло, свою любовь, искреннюю и чистую. За что же тогда им вешают «клеймо»? Я родилась такой, он – не таким. А, может быть, он родился для того, чтобы я о нем узнала, и в моем сознании прояснилось то, что называется истиной. А может и не только для меня. По окончании беседы я протянула ему свою руку. Он, по-прежнему непринужденно улыбаясь, положил мою ладонь в свою, а потом спросил: «Ты чувствуешь тепло? Я не могу ничего сделать для тебя, но я могу подарить тебе свое тепло. Каждый может дарить тепло». Скажите теперь мне, что он с ограниченными возможностями! Разве его возможности ограничены?! У него они просто особые. Он парень с особыми возможностями, который в жизни может и понимает больше, чем я могу понять. Но от этого он не перестает быть человеком, так же, как и тысячи людей по всему миру, которые отличны от нас, ограниченных своими эмоциями.

 

© Эта статья опубликована в интернет-журнале http://setevoy.net. Копирование и публикация статей журнала на сторонних сайтах запрещена!

 
Объявления:


 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий