Культ пятницы

“It’s Friday I’m in love” пели знаменитые британцы The Cure в далеком 92-ом. Сегодня пятничная истерия захватила, кажется, уже весь мир. В Англии вместо положенного five o’clock tea начинают занимать очередь в пабы, и даже в Беларуси ближе к концу недели в троллейбусах можно услышать обсуждение предстоящих выходных. Френд-лента пестрит записями «Веселой пятницы!», и, пожалуй, известную фразу «Все, что происходит в Вегасе, остается в Вегасе» сегодня можно смело переформулировать примерно так: «Все, что происходит в пятницу, остается в пятнице». А что? Пятница уже давно перестала быть обычным днем недели, стала именем собственным и в некоторых особо увлекающихся кругах была практически возведена в лик святых. «Это святой день!» — наперебой кричат, насколько это возможно, люди со своих страниц в ЖЖ, фейсбуках, твиттерах.

Мой литовский знакомый, который занят на трех работах и поэтому спит по два часа в день, уверен, что пятница – такой же самый обычный день, как, например, вторник. А столько истерии просто оттого, что люди заканчивают рабочую неделю и хотят это отпраздновать. Так же считает моя подруга, проживающая в Польше: «Культ пятницы вытекает из нерабочей субботы. Не было бы ее – не было бы и пятницы». Казалось бы, действительно, все просто – неделя заканчивается, пора отдыхать, отсюда и повальное пятничное сумасшествие. Но стоит заметить, что все же суббота нередко является рабочим днем. «Я таких людей не знаю!» — улыбается подруга. Но, скажу я вам, процент людей, которые работают или учатся и в выходные не так и низок – я лично знаю, пожалуй,  несколько десятков таких, –  и все равно эти отверженные идут вечером в пятницу в бар и напиваются, что называется, в умат. «Завтра утром на работу, но сегодня же пятница – как я мог не прийти?!» Действительно, как?

Мне всегда было смешно наблюдать, как белорусы или литовцы, которые так отчаянно строят из себя европейцев, подхватывали эту пятничную лихорадку. Я как-то всегда невольно сторонилась таких еженедельных алкогольных марафонов, но желание отдохнуть после тяжелой недели не чуждо и мне, поэтому за очередным чаепитием в какую-то обычную среду было решено попробовать на себе, что же такое это пресловутое «Thanks God it’s Friday!».

«Напитки лились рекой» на поверку оказалось не просто метафорой из сказок, но буквальным отражением реальности. Когда посетителей бара уже столько, что чувствуешь себя килькой в консервной банке, куда каждую минуту пытаются поместить еще и еще, тяжело даже просто стоять, какое там уже пить. Но народ приноровился, хоть и не всегда пиво попадает по назначению. Как ни странно, несмотря на умопомрачительные очереди в заблеванный туалет, пропахшую сигаретами и вымоченную – не добровольно, конечно, – в алкоголе одежду, к концу второй недели я, кажется, начала просекать все эту фишку с пятницей, и уже понедельник я заканчивала словами: «Когда же пятница?!»

Вечером в субботу, с трудом вставая с постели, я вдруг поняла: в пятнице нет ничего особенного, дело даже не в конце рабочей недели. Просто люди хотят верить, что этот день особенный. День, когда можно все. Словно все это не взаправду, и в субботу утром только головная боль будет напоминать о бурном вечере. Прекрасный принц превратиться в лягушку, карета – в тыкву, и дальше по тексту. Просто пятница – это единственная возможность скромному прыщавому ботанику стать Суперменом и сцепить какую-нибудь красотку на вечер. Или признаться, наконец, коллеге в чувствах, а в понедельник можно будет запросто сказать, мол, невиноватая я, это все Jack, который Daniels! Раскованная брюнетка с алой помадой и в рваных колготках по будням работает библиотекарем в церковной школе, а в пятницу превращается, как ей думается, в роковую соблазнительницу из голливудских фильмов.

Людей манит не конец рабочей недели и начало уикенда, но та иллюзия безнаказанности и вседозволенности, которая рассеивается уже к утру. Вот такая фигня, товарищи. Cheers!

Другие статьи по темам:

 

Похожие статьи:
Объявления:
 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS