Деревья.

Эти тоненькие светлые веточки с зелёненькими листочками показывают нам тайные знаки. Люди срывают с них листья и ломают ветки. Люди бьют их безжалостными потоками холодного безразличия. Но они всё равно остаются нам верны.

Эта история берёт своё начало с 1916 когда в России ещё бушевали мятежи и надвигалась революция. Павел Акимович Третьяков жил тогда в своей деревне под Воронежем. Жил очень бедно, еда его была скудна и дом не отличался роскошью. В ту пору работу найти было не просто можно сказать вообще не возможно, поэтому Павел Акимович жил лишь только на то, что продавал яблоки из своего сада. Сад его был не большой, но Павел его любил всем сердцем. Дети его уехали учиться, поэтому всю свою заботу старик отдавал саду. Каждое утро он поливал их речной водой за которой спускался с холма и вновь поднимался стараясь не разлить ни единой капельки. Зимой когда наступали сильные морозы Павел Акимович собранную заранее ветошь клал между рядами, поджигал, а потом быстро тушил, чтобы дым согревал деревья от холода. Больше всего он любил разговаривать с деревьями, гладить их по тёплой шершавой коре и рассказывал им всё, что накопилось у него на душе.

Однажды холодным осенним утром в дом постучали.
-Кто там? – глухо спросил Павел.
-Из администрации, — ответил кто-то за дверью. Старик открыл дверь, на пороге стояли три мужчины. Двух из них он знал, Андрей Вадимович (директор сельхоз объединения) и его заместитель Виктор Вячеславович, третий был незнаком.
Молодой незнакомец начал разговор:
-Павел Акимович, как мне известно по договору номер тридцать пять вы должны государству треть своей земли, так как раньше государство выдало вам для развития хозяйства.
-Да я помню, и что же вы можете забрать её. Вон она не далече за холмом внизу. Государство мне пообещало дать обработанную землю, а выдало грязное болото. Или же скажете что не так?
-Конечно не так, — отчеканил Андрей Вадимович, — мы как и по договору выдали вам обработанную землю.
-Где же она? – Павел Акимович зло посмотрел на председателя. Он не любил продажных людей которые сидели во главе их сельхоз объединения. Выдали ему тридцать лет назад договор о том что он получает обработанный участок земли который готов к посеву, а на самом-то деле Павел получил старое болото, которое не было готово не то что к посеву, его пересечь было невозможно. И ему пришлось купить небольшой участок и своими руками он обрабатывал землю и растил на ней сад.
-Так вот же она, — Андрей Вадимович указал на сад.
-Нет. Вы дали мне необработанное болото в двадцати шагах отсюда. А эту землю я купил и сад я тоже вырастил сам. Так что идите, забирайте своё болото и больше что бы я вас здесь не видел. Прочь. — Павел зло наступал на нежданных гостей.
-Вы успокойтесь! Ещё один шаг и мы вызовем прокурора. Ясно? В течении недели вы должны передать сад и землю под ним нам. Иначе в противном случае мы вырубим его без вашего соглашения, и без вашего ведома. Надеюсь вы понимаете всю серьёзность данной ситуации. На этой земле будет построен прекрасный, большой продуктовый магазин, поэтому вам будет лучше. Ваши яблоки никому пользы не приносят, а наш магазин принесёт пользу всему посёлку.
-Вон, я последний раз повторяю, вон! — Павел Акимович схватился за сердце и упал на стул, — я не хочу вас видеть!
-Вы успокойтесь, мы уже уходим! — сказал Андрей Вадимович, — мы уже уходим, но не забывайте через неделю мы вернёмся, до свидания. — Дверь тихо скрипнула и нежданные гости скрылись. На пол упал совсем обессилив Павел, и тихо прошептал:
-Мои хорошие я вас не отдам!
Три дня Дедушка не переставал обивать пороги всяких разных администраций и города и села. Но всё было тщетно, не кто его не хотел слушать и лишь твердили:
-Смиритесь, решение уже принято и подписано мэром.

Павел Акимович не сдавался и на четвёртый день решил поехать в Москву к дочери. Ехать было не очень долго потому что село, где жил он было в тридцати километрах от самого города. Приехав в город он набрал номер дочери:
-Алло, — раздался женский голос на конце трубки.
-Привет Анют, это твой папа.
-А пап, что тебе?
-У меня есть проблемы и я приехал в Москву к тебе что бы ты мне помогла!
-Пап, ну что за глупости? У меня совсем нет времени на тебя, у меня сессии, парень, так ещё ты.
-Но это очень важно…
-У меня нет времени, — оборвала отца дочь, — возвращайся назад в свой посёлок, и не приезжай.

Слова ударили прямо в сердце. Телефонная трубка молчала, а в лицо дул холодный ветер. Возвращаясь домой, Павел потерял последнюю надежду. Неужели ему никто не поможет. Шестой день прошёл, всё так же как и раньше Павел Акимович поливал деревья, укутывал их сухими ветками и со стороны казалось что всё как раньше. Но это было не так, это был лишь обман.

В дверь постучали, на пороге появилось всё так же троица:
-Павел Акимович, по указу номер сто..
-Давай без твоей фамильярности Андрей, — сказал совсем измученный старик, — сад я вам не отдам по собственной воле, а рубить его вы будите только через мой труп. Вам ясно?
-Ваши, комментарии не уместны, приговор подписан мэром, и вы не помешаете нам. Рубите.- Приказ был отдан.

Павел Акимович дёрнулся, но молодой незнакомец схватил его, и без особого труда отбросил в сторону. Топоры заработали в ритме, и деревья те самые деревья которые радовали, помогали и любили, безжизненно падали на землю. Через два часа весь сад был вырублен под чистую. Увидев это Павел Акимович схватился за сердце:

-Прощайте мои дорогие! — тихо прошептал он, и свалился замертво. В тот день ему бы исполнилось восемьдесят лет. Дочь, сын и все родственники приехали что бы поздравить, а наткнулись лишь на бездыханное тело, которое было небрежно прикрыто льняным мешком.

Через два года, магазин построили, но долго он не простоял — его завалило оползнем с ближайшего холма. На месте снова вырастили сад. Ещё больше чем был. Они вернулись что бы и дальше радовать нас, что бы и дальше принимать наше тепло и ласку, и дальше позволять рубить их стволы и рвать листочки с живых веток. Они позволяют нам всё лишь потому что любят нас.

 

Похожие статьи:
Объявления:
 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий

 
Следить за комментариями по RSS