Было или не было?

Ранее утро. Все спешат на работу. Когда я переходила через перекресток, еще издалека заметила человека, лежащего на переулке. Подойдя к нему поближе, я обратила внимание, что у него нет ног. Он лежал прямо на дороге. Не просил милостыни или какой-либо помощи. Просто лежал. На мои попытки узнать, что я могу для него сделать, мужчина не отвечал. Не то, чтобы он не хотел говорить, казалось, будто он лишен способности к языку. Перед моими глазами всплыла картина, как его переезжает машина. Не долго думая, не желая прямо или косвенно быть причастной к смерти этого странного человека, я оттащила его на тратуар. И снова на его лице никаких эмоций. В ответ молчание. Сделав свое дело, я пошла дальше. Отойдя совсем недалеко, я обернулась посмотреть, что с ним. Меня обуял ужас, когда я увидела незнакомца, стоя на ногах. На тех самых ногах, которых еще пару минут назад не было. Я не могла поверить своим глазам. Моргнув пару раз, я снова посмотрела в его сторону. Мое сердце еще сильнее забилось, страх поднимался снизу вверх по моему телу, начиная с кончиков пальцев, заканчивая макушкой головы. А всему виной были не столько недавно отсутствовашие ноги мужчины, сколько пистолет в его руках. Люди с криком разбегались в разные стороны, стараясь не попадаться на глаза этого монстра. Никто, как и я, не могли понять, что ему нужно. В страхе за свою жизнь, я быстрее пошла в сторону своей работы. Зайдя в офис, я закрыла за собой дверь. Коллеги еще не были в курсе происходящего. Я задержалась у окна, чтобы посмотреть, как обстоят дела и где находится человек-«инвалид». В руках у меня уже был телефон, на экране которого светились цифры 02. Я была готова вызвать помощь, когда увидела наряд полиции в количестве 3 машин. Я нажала кнопку сброс вызова и продолжила смотреть в окно. Страх нарастал все больше и больше. Сотрудники Банка, наверное, услышав суету и шум с улицы, поняли, в чем дело, и попрятались кто-куда. Некоторые залезли под стол, кто-то в шкаф, забыв про все правила, которым нужно следовать при наступление таких ситуаций, которым нас учили . Да, нельзя быть на сто процентов готовым к такого рода происшествию, прочитав раз в год инструкции обязательные к изучению на работе. Адреналин хлынул в мою кровь с такой скорость, что и мой мозг отключился, особенно, когда я увидела, что преступник движется по направлению к моему месту нахождения. В панике я начала искать место, где могу спрятаться и остаться незамеченной. И вдруг меня осенило. Я вспомнила, что в помещение банка, самое безопасное место в таких ситуациях, это кассовый узел. На моей памяти был случай, когда на банк напали грабители с оружием, проникли во внутреннее помещение и стали стрелять по двери кассы. Дверь была бронированная, сразу сработала сигнализация, которая и испугала грабителей. Я сказала всем, что нужно зайти в кассу. Часть из нас так и сделали, однако не все успели. Кто-то захотел остаться наблюдать за происходящим на улице, не думая о своей безопасности. На улице до сих пор раздавались громкие крики прохожих.
Издалеко были слышны звуки выстрелов. Просидев какое-то время в закрытом и хорошо защищенном помещение, я решила выйти и проверить, что снаружи, тем более было затишье, что могло свидетельствовать о захвате преступника и об окончание этого сумасшествия. Пробираясь к выходу, я вспоминала события этого утра и не могла никак понять, как у человека за пару минут могли вырасти ноги. Неужели я словила галлюцинацию, или это было хорошо спланированное дейсвие, или этому еще есть какое-то объяснение. Я вышла из кассы и подошла к столпившимся у окна людям. На улице не было видно не души. «Ну наконец-таки они его схватили. Теперь можно вздохнуть с облегчением и не переживать. Пусть этого негодяя посадят и накажут по справедливости»- сказала я рядом находящимся коллегам, глубоко выдохнув. Меня удивило гробовое молчание в ответ, и странное выражение лица одного из сотрудников. В его глазах читалось недоумение, страх и целое разнообразие эмоций. Мужчина, сидящий спиной ко мне, медленно повернулся. За секунду передо мной пронеслось все, что было за час до этого, особенно лицо того лежачего человека на середине дороге. Сказать, что вся жизнь пронеслась перед глазами, ничего не сказать, когда я поняла, что сейчас передо мной именно тот самый человек. Но как? Как он оказался внутри банка? Кто его пустил? Мы же заперли все двери изнутри. Мысли бежали так быстро, что я за ними не поспевала. Поняв, что ожидает мня в ближайщие минуты, я вжалась в стену, закрыв лицо руками. Я практически смирилась с приближающейся смертью. Он навис над моим дрожащим от страха телом и выставил вперед руку с пистолетом. Я помню только жгучую боль в области левого плеча и груди. Слезы вырвались из глаз в то же мгновение, когда был произведен первый выстрел. За ним последовало еще два. Я сидела, прислонившись к стене, и ждала, когда истеку кровью и закончу свою недолгую, но счастивую жизнь. Хоть я и была на грани безумия, я соображала и видела, как люди вокруг в панике. Они метались по банку в попытках избежать моей участи. Поняв, что могу хоть как-то, на последок, помочь своим товарищам и заработать «плюсик» к карме, и после смерти попасть в лучший мир, я быстро принялась к действиям. Я все еще не могла особо двигаться из-за острой боли в месте ранения. «Эй, ты!» — крикнула я — «Ублюдок, я еще дышу. Ты так и оставишь дело не законченным?» — совсем осмелела я, решив, что итак труп и, что мне нечего больше терять. Он уже направил было оружие на молоденькую практикантку, которая только что со студенческой скамьи пришла набираться опыта в один из крупных банков Москвы. «Я проклинаю тот день, когда отправила свое резюме в это место. Нет, я проклинаю тот день, когда подала заявление, чтобы поступать на финаносвый факультет» — подумала она, зажмурив глаза от уткнувшегося в ее лоб калашникова. Она выдохнула с облегчением и стала отползать к кассе, наблюдая, как негодяй переключил свое внимание на уже раненного им человека. Его глаза налились кровью от злости на мои слова к нему. Я сразу поняла, что это глубого психически больной человек. Не нужно быть специалистом в этой области, чтобы понять это. Возможно в детстве он подвергался насилию со стороны родителей. Над ним насмехались сверстники, и не любили девочки. В связи с этим у него развилось много комплексов и, в добавок к этому, психические болезни. Такая биография по жизни преследует большинство маньяков, убийц и прочих преступников. Он приближался ко мне все ближе и ближе. Я реально оценивала ситуацию и понимала, что шансов на спасение у меня нет. Я кидала в него оскорбления и провоцировала до тех пор, пока не убедилась, что все мои коллеги зашли в помещение кассы и закрыли дверь. Я замолчала, когда он уже в плотную подошел ко мне и со злобной улыбкой наклонился над моим сжавшимся в клубок телом. Вдруг, резкий шум накрыл меня с головой. Я открыла глаза и увидела, как десяток полностью экиперованных полицейских ворвались в банк. Началась перестрелка. Происходящее напоминало один из тех фильмов, которые я смотрела когда-то. Я плохо помню подробности происходящего, кроме одного. Он лежал лицом вниз. В его затылке зияла кровоточащая дыра. Человек, который еще несколько минут назад, хотел стать моим палачом и последним человеком, которого я увидела бы перед смертью, был мертв.
Я и двое моих приятелей шли по площади. Впереди нас, метрах в пятистах, виднелся купол часовни. Ее построили буквально пару лет назад на собранные средства простых людей, которые хотели, чтобы недалеко от их места жительства было святое место, куда можно было бы прийти в любое время и побыть с Ним наедине. Прошло всего 2 недели после произошедших событий. В газетах до сих пор писали об этом. Света и Дима мило щебетали, будто не было той перестрелки, не было пряток от вооруженного преступника и не было тех жертв, в число которых входили как наши коллеги, простые прохожие, так и полицейские, учавствовавшие в задержание. Чем ближе мы подходили к сверкающей золотым огнем церквушке, тем мокрее становились мои глаза. Я не могла больше сдерживаться, и дрожащим голосом спросила: «Ребят, я не помню большей части того, что сучилось. Особенно после того, как меня ранили. Не могли бы вы мне рассказать. Пожалуйста». Дима посмотрел на Светку и сказал: «Знаешь, а ведь ты сыграла не мало важную роль во всем этом. Благодаря тебе и парням из органов, большая часть наших друзей сейчас с семьями, и вспоминают о случившемся как о страшном сне. Советую и тебе забыть об этом». К тому моменту, как он договорил, мое лицо уже было полностью залито слезами. Это были и слезы радости от спасения, и слезы скорби по погибшим. Боюсь, 20 апреля 2018 года я не забуду никогда. Я не считала себя верующим человеком, я бы даже сказала я была атеисткой. То, что меня привело к той церкви, будет со мной до конца. Чувство сострадания к погибшим и их семьям подтолкнуло меня на действия, не свойственные нерелигиозному человеку. Свечи, поставленные за их упокой и заказная служба уже ничего не изменили бы. Но хочется верить, что они оказались в лучшем месте. Ведь, если существует другой мир, мир после смерти, эти люди как никто другой заслужили счастливой «второй жизни».
Позже в газетах рассказали про этого человека, который погубил десятки людей. Мои мысли на его счет оказались во многом правильными. С одним лишь дополнением. Тригером на это преступление явилось самоубийство его единственного и любимго сына, которого он воспитывал один с тех пор, как ему исполнилось 3 года. Его супруга умерла от пневмонии. Поэтому забота о его маленьком сыне полностью легла на плечи молодого отца. Сын рос, и они становились все ближе и роднее друг к другу. Ласково он называл его Серенький. Когда сын повзрослел, устроился работать в один из крупных банков, таких как наш. Случился кризис 2008 года, и многие сотрудники попали под сокращение, в том числе и Сергей. К тому времени у него уже была своя семья, и он не мог позволить им нищенствовать. В течение многих лет они переминались с ноги на ногу. Он подрабатывал то там, то здесь, но больших денег не приносил никогда. В конце концов его супруга нашла себе более обеспченного мужчину, забрала ребенка и ушла. К тому моменту Сережа уже был полностью затянут в депрессию. За неделю до стрельбы он покончил жизнь самоубийством, даже не оставив совему отцу прощальное письма. Не выдержав еще и потери сына, отец разозлился на весь мир и решил таким жестоким способом отомстить. Вовлечены в эту историю оказались совсем невинные люди.
Казалось бы все карты этой истории были раскрыты, однако надо мной висел один вопрос, на который я никак не могла найти ответ. Он же был без ног…
Я открыла глаза от громко разрывающегося звука будильника. Выключила. Села на кровать. Встярхнула головой. На экране компьютера зависла картинка от титров фильма, который я смотрела перед тем, как уснуть. Улыбка растянулась на моем лице. Я поняла, что это был всего лишь сон. Еще один сон, сложно отличимый от реальности. Ноющая боль от выстрелов до сих пор эхом отдавалась в моем теле.

© Эта статья опубликована в интернет-журнале http://setevoy.net. Копирование и публикация статей журнала на сторонних сайтах запрещена!

 
Объявления:


 

Комментариев пока нет

 

Оставить комментарий